Алёнушка. Секреты картины Васнецова

Васнецов. Аленушка

“Моя “Алёнушка” до сих пор не продана, что сильно влияет на мои денежные дела… Если бы затруднение оказалось не в самой картине, а в цене, то я, конечно, сделал бы значительную уступку…”

Так писал Виктор Васнецов Павлу Третьякову спустя 1,5 года после написания картины “Алёнушка”.

То есть за всё это время никто не захотел её купить! И Васнецов был вынужден умолять коллекционера и предлагать большую скидку. Лишь бы тот её приобрёл.

Но Третьяков так и не ответил на письмо Васнецова! “Алёнушка” ему была не нужна даже по низкой стоимости.

Картину купил Савва Мамонтов за 500 рублей. Васнецов уступил ему “Алёнушку” за четверть изначально запрашиваемой суммы!

Скорее всего, Мамонтов просто поддержал материально Васнецова. Ведь в том же письме к Третьякову мы читаем такие строки: “…Мне, при теперешних моих затруднительных денежных обстоятельствах, хочется быть в определённом положении к Вам как к единственному серьёзному приобретателю картин…”

Но эти слова не растопили сердце Третьякова. А вот Мамонтов сжалился. Тем более что “Алёнушка” была не первым его приобретением. О том, какие работы Васнецова он покупал, читайте в моей статье про художника.

Однако Мамонтов к картине, насколько я знаю, был равнодушен. Ведь через несколько лет он продал её другому коллекционеру.

Итак, разберём в этой статье, почему современники НЕ оценили “Алёнушку”. А также как произошла трансформация отношения к ней. То есть в какой момент она стала любимицей публики.

Что не так с образом Алёнушки

Начнём с того, что в сказке “Сестрица Алёнушка и её братец Иванушка” вообще нет такого эпизода! Героиня никогда не сидела на камне, тоскуя по братцу у воды.

В сказке Баба-Яга привязала камень к шее Алёнушки и утопила её в пруду. И именно братец Иванушка в качестве козлёночка бегал по берегу и звал сестрицу. Там его и увидел богатый купец. Он спас бедную девушку, вытащив её из воды. 

Билибин. Сказка о сестрице Аленушке и братце Иванушке
Иван Билибин. Сказка о сестрице Аленушке и братце Иванушке. 1901. Источник: geroiskazok.ru.

Можно, конечно, предположить, что этот эпизод выдумал Васнецов. Мол, Алёнушка так переживала за перевоплощение своего братца, что присела погрустить. И через несколько секунд “в кадр” войдёт злобная Баба-Яга и столкнёт несчастную в омут.

Но приглядитесь внимательно к самой Алёнушке. Что необычного Вы замечаете в её облике?

Васнецов. Аленушка (фрагмент)
Виктор Васнецов. Алёнушка (фрагмент). 1881. Третьяковская галерея.

У девочки растрёпанные волосы, порванное платье и грязные ноги. Едва ли сказочная героиня была такой неряшливой. Скорее мы предполагаем увидеть её с аккуратно заплетённой косой или в платочке, а также в опрятном платьице. Как у Билибина:

Билибин. Аленушка и Иванушка
Иван Билибин. Алёнушка и её братец Иванушка. 1901. Источник: artchive.ru.

Но перед нами сидит девочка неряшливая. А ещё этот застывший взгляд больших глаз!

Сказочная героиня или Алёнушка-дурочка

Дело в том, что Алёнушка вовсе НЕ сказочная! По крайней мере, Васнецов её таковой не задумывал. А назвал он картину “Алёнушка-дурочка”.

Итак, в 1880 году он принялся за… бытовой сюжет!

Увидел в селе Ахтырка девочку-сироту лет 11-12. И так её грустные глаза запали художнику в душу, что он задумал написать её портрет.

Так Васнецов описывал свои ощущения от встречи с этой девочкой: “…встретил одну простоволосую девушку, поразившую моё воображение. Столько тоски, одиночества и чисто русской печали было в её глазах… Каким-то особым русским духом веяло от неё”.

Но что делала сирота в селе одна, спросите Вы.

Дело в том, что приюты для крестьянских детей появились только в самом конце XIX века. До этого сироты оставались в селе. Чаще кто-то из родственников их усыновлял или удочерял. Но не всегда.

Порой такой ребёнок оставался на подворовом обеспечении. То есть он ходил от одного дома к другому и в каждом кормился. Всё село брало на себя обязательство кормить сироту до 12 лет.

Понятно, что такому ребёнку жилось тяжело. Мало того, что попадались разные семьи, в которых и побить могли за лишний съеденный кусок. Так ведь он ещё не видел ни ласки, ни истинной заботы.

Именно такой несчастной Васнецов и увидел сиротку.

Васнецов. Аленушка-дурочка (этюд)
Виктор Васнецов. Аленушка-дурочка. Эскиз. 1880. Третьяковская галерея. Wikimedia Commons.

Ещё важно отметить: не просто так художник изначально назвал картину “Алёнушка-дурочка”.

Дурочками называли сироток сами односельчане. Тогда это означало “юродивые”, то есть те, кто является проводниками между людьми и Богом. Они были выкинуты из сообщества, были вне нормальной иерархии. То есть были не от мира сего.

К тому же надломленная психика делала их поведение тоже не всегда нормальным. Однако за эту близость к Богу благостным делом считалось накормить сиротку. Поэтому без куска хлеба они не оставались. Но только до 12 лет.

С этого возраста сирота должна была кормить себя сама! Идти в пастухи или няньки. Как минимум ни о каком счастье и беззаботном смехе речь не шла.

Пейзаж на картине “Алёнушка”

Итак, Васнецов на основе эскизов приступил в 1880 году к созданию картины.

Девочку он поместил в необычный пейзаж.

Он добавил густой лес позади девочки. Перед ней поместил пруд. А саму героиню посадил на большой камень. 

Этот пейзаж словно не даёт Алёнушке уйти. Сзади лес, перед ней – вода, которая так и тянет прыгнуть в неё. Вот смотрите, есть такая старинная народная песня:

В лесу при долине громко пел соловей,
А я, мальчик, на чужбине позабыт от людей.
Позабыт, позаброшен с молодых юных лет,
Я остался сиротою, счастья, доли мне нет.

Вот и холод, и голод – он меня изнурил,
А я, мальчик, ещё молод это всё пережил.
На чужой на сторонке боле жить не могу,
Тяжко-тяжко я болен, скоро-скоро помру.

Из слов песни мы понимаем: крестьянские сиротки сами себя воспринимали изгоями, не особо достойными не то что счастья, а и самой жизни. Именно это мы читаем в застывшем взгляде Алёнушки Васнецова. Именно этому её состоянию и вторит пейзаж.

Ель в допетровскую эпоху воспринималась как дерево смерти. Ведь еловые ветки приносили на кладбище, а ещё говорили: “В ельник ходить – удавиться”.

А сидит она на камне, что вторит поговорке “словно камень на душе”. При этом листва уже частично опадает: это ранняя осень. Жизнь,ещё только недавно начавшаяся, уже готова оборваться.

И в то же время Васнецов помещает над головой героини… ласточек!

Аленушка. Фрагмент

Они сидят дугой на ветке осины. Они являются символом надежды и словно удерживают юную девушку в этом мире, не дают ей совсем сгинуть или сойти с ума.

Получается, что пейзаж выдуманный, ярко подчёркивающий состояние героини. Он наполнен символами и скрытыми смыслами. А значит, его довольно легко принять за… сказочный. И вот мы подошли теперь к ответу на один из главных вопросов этой статьи.

Вы можете подписаться на бесплатный курс “Путеводитель по истории живописи”, разработанный автором этого сайта. 14 уроков, а также онлайн-тест. Подробности здесь.

Почему же Алёнушка никому не нравилась?

Итак, девочка с растрёпанными волосами, застывшим взглядом и босыми ногами не очень понравилась современникам Васнецова, на мой взгляд, вот по какой причине.

Третьяков и Мамонтов не смогли оценить противоречивого сочетания передвижнического образа уязвимого человека, изгоя, на фоне сказочного, выдуманного пейзажа.

Васнецов. Аленушка
Виктор Васнецов. Алёнушка. 1880. Третьяковская галерея. Wikimedia Commons.

Для Третьякова, любителя критического реализма, лишним был такой пейзаж. 

А Мамонтову, поклоннику всего русского и сказочного, не очень был близок образ девочки на грани психического расстройства. 

Вот смотрите. Третьяков с удовольствием купил вот эту картина Василия Перова. Так как это реализм. Она о несчастной доле детей-подмастерьев.

Их отдавали в город учиться у мастера беднейшие крестьяне. Им было сложно прокормить нескольких детей. А тут была возможность отдать одного к тому, кто обучит, да ещё и накормит.

Перов. Тройка
Василий Перов. Тройка. Ученики-мастеровые везут воду. 1866. Государственная Третьяковская галерея.

Но на практике детей использовали как бесплатную рабочую силу, как рабов. Вот несчастные тянут бочку с водой в гору. Холодно, промозгло. Дети на грани истощения. Тут нет никакой сказки. Перов указывает на пороки общества, на уязвимость детей из беднейших семей.

И такое Третьякову нравилось.

Ссылка на бесплатный курс

А вот пример картины во вкусе Мамонтова. Он её приобрёл ещё до Алёнушки. Ковёр-самолёт. Тут и сказочные герои, и сказочный пейзаж. Никаких пороков общества. Русский дух во всей красе.

Васнецов. Ковер-самолет
Виктор Васнецов. Ковер-самолет. 1880. Нижегородский художественный музей. Wikimedia Commons.

А “Алёнушка” была чем-то на грани. И не совсем критический реализм, и не сказка. Вот покупатели и ретировались. Кроме Мамонтова, по доброте душевной поддержавшего Васнецова.

Но как же Алёнушка-дурочка превратилась в сказочную героиню?

Судьба Алёнушки в XX веке

В конце XIX века Третьяковская галерея приобрела Алёнушку, уже после смерти её основателя. Кстати, за 8000 рублей! То есть музею картина обошлась в 16 раз дороже, чем Мамонтову двадцатью годами ранее.

К этому времени за Васнецовым уже закрепилась репутация главного сказочника в русской живописи.

А в 1900 году выпустили альбом с фототипиями картин художника. И рядом с каждой репродукцией приводился фрагмент из сказки.

И вот составитель альбома под картиной “Алёнушка” поместил отрывок из сказки “Алёнушка и братец Иванушка”.

С тех пор у зрителей эта картина ассоциировалась исключительно с этой сказкой. А образ юродивого человека заменился на сказочную героиню.

Виктор Васнецов, кстати, не стал возражать против такой интерпретации).

А какие чувства у Вас вызывает “Алёнушка”? Считываете ли Вы её тоску и грусть или, наоборот, Вам больше откликается её сказочная сторона?

 

PS. В моем сообществе во ВКонтакте один читатель оставил очень любопытный комментарий о том, что Васнецов изначально нас запутал:).

Если бы назвал сиротку Ниночкой, то никто бы и не стал её путать со сказочной Алёнушкой.

Другой читатель ответил: дело в том, что в то время крестьянских детей женского пола очень часто называли именно Алёнушками. Так говорили: “Кто у Вас родился: мальчик или Алёнушка?” Ничего удивительного, что сказочная девочка и сиротка из Ахтырки оказались тёзками.

***

Если Вам близок мой стиль изложения и Вам интересно изучать живопись, я могу отправить Вам на почту бесплатный цикл уроков. Для этого заполните простую форму по этой ссылке.

Автор: Оксана Копенкина

Онлайн-курсы по искусству 

Перейти на главную страницу

Архив статей

4 комментария к “Алёнушка. Секреты картины Васнецова”

  1. Екатерина

    “Аленушка” Виктора Васнецова – это настоящее воплощение поэзии и задушевности. Лицо героини полотна, скорбно и напряженно сцепленные пальцы, сама поза – это все говорит о ее глубокой грусти. Загрубевшие ноги Аленушки недвусмысленно указывают зрителю на “крестьянский” прототип, с которого художник и написал свою героиню. Птицы, сидящие на ветвях деревьев, словно оберегают девушку от неверного шага; кажется, что они вот-вот заговорят человеческими голосами. Темная вода омута будто притягивает потерявшую себя от отчаяния Аленушку. Это одна из первых картин в русской живописи, где человеческие переживания передавались через тонко воспроизведенное состояние природы.

    1. Оксана Копенкина

      Екатерина, спасибо за дополнения! Да, согласна, очень идет серьезная связка настроения героини и природы.

  2. Николай Д

    Апполон Майков
    ДУРОЧКА

    Идиллия

    Всем довольна я, старушка,
    Бога нечего гневить!
    Мир в семье; есть деревушка –
    Хоть мала, да можно жить!

    У меня семья большая;
    Детки вкруг нас, стариков,
    Словно роща молодая
    Вкруг дряхлеющих дубков…

    Но, как в ясном небе тучка,
    К нам одна напасть пришла:
    Наша младшая-то внучка
    Просто дурочка была;

    Вовсе здравого понятья
    Не имела; что ни дай
    Ей – хоть шелковое платье –
    Вмиг всё в пятнах, хоть бросай!

    Благородные девицы
    К нам приедут. “Да поди! –
    Говорю. – Там все сестрицы;
    Только так хоть посиди!”

    “Нет уж, бабушка, мне с ними
    Делать нечего!” – “Как так?”
    – “Что мне с этакими злыми…”
    И забьется на чердак.

    Только встала – полетела!
    Всю деревню обежит!..
    Это – первое ей дело,
    Всё друзья ведь, – просто стыд!

    Свадьба ль в доме – всё равно ей;
    Посетит ли смерть кого –
    С мертвецом в одном покое
    Ляжет спать – и ничего!

    Мать учить начнет, бывало,
    Говорит, подчас и бьет –
    Как к стене горох! Нимало
    То есть ухом не ведет.

    Ну, ее за то ж и гнали;
    Вечно с нею воркотня;
    На хлеб, на воду сажали…
    Баловала только я –

    И она как будто чует
    И ко мне одной идет:
    Обойму ее – целует,
    Руки крепко, крепко жмет”

    Надорвет мое сердечко…
    “Ох ты, бедная моя,
    Нелюбимая овечка,
    Сиротинка у меня!”

    “Как у вас хватает духу
    Гнать бедняжку?” – говорю;
    Да не слушают старуху,
    Сколько я их ни журю.

    Ей одно лишь любо было –
    Нянчить маленьких детей;
    Всё им сказки говорила
    Про русалок да князей.

    Где слова тогда берутся!
    И дрожит сама-то вся;
    Дети так и разревутся,
    И унять потом нельзя.

    В снег – на улицу, и скачет!
    А возьмут ее домой –
    В угол спрячется и плачет…
    Дом ей словно как чужой.

    Всё бы в лес! Весною хлеба,
    Круп с собою наберет,
    Станет в поле, смотрит в небо,
    Журавлей к себе зовет.

    Мы видали, к ней станицей
    Птица всякая летит,
    И она ведь с каждой птицей
    Особливо говорит…

    Порча ль тут была от детства,
    Или разум уж такой –
    Все мы пробовали средства,
    Да махнули и рукой.

    И жила она немного.
    Видим, нет уж в ней пути.
    Что лечить тут? Против бога
    Человеку не идти.

    Докторов иных бы нужно –
    Повести бы по мощам…
    Ну, да летом недосужно –
    Жатва, севы – знаешь сам!

    Вот и вышло: летом стала
    Пропадать она по дням.
    Спросим: “Где ты пропадала?”
    Вздор рассказывает нам –

    Что была она далеко,
    В неизвестных сторонах,
    Где зимы нет, где высоко
    Горы в самых небесах;

    Что у моря там зеленый
    Вечно лес растет; что там
    Зреют желтые лимоны
    По высоким деревам;

    Что там город есть великий,
    Где рабы со всяких стран;
    Царь в том городе предикий
    И гонитель христиан;

    Что он травит их там львами,
    Чтоб от веры отреклись;
    Что их кровь течет ручьями –
    А они всё не сдались;

    Что там чудные чертоги,
    Разноцветных храмов ряд,
    Где всё мраморные боги
    Лет две тысячи сидят;

    Вавилонская царица
    Там какая-то жила,
    И языческая жрица
    Сожжена огнем была;

    Да безумная невеста…
    Но всего не передать;
    Есть ан где такое место,
    Не могу тебе сказать…

    Только видим – девка бредит!
    Уверяет, что сама
    В этот край совсем уедет,
    Только вот придет зима.

    Между тем прошла уж осень,
    Дуня что-то всё молчит,
    Целый день между двух сосен,
    По дороге в лес, сидит.

    Мать журила, запирали,
    Да ничто неймется ей!
    Раз ушла она; мы ждали –
    Нет. Уж поздно. Мы за ней

    Разослали по соседям –
    Нет нигде! Дней пять прошло;
    Как-то с сыном лесом едем:
    Снег в лесу-то размело…

    “Взглянь-ко, – говорю я, – Саша, –
    А сама-то вся дрожу, –
    Что там? Уж не Дуня ль наша?”
    Так и есть, она!.. Гляжу –

    К старой сосенке прижалась,
    На ручонки прилегла,
    И, голубушка, казалось,
    Крепким сном она спала…

    Я вот так тут и завыла!
    Точно что оторвалось
    От души-то… Горько было,
    А могилку рыть пришлось…

    После всё уж мы узнали:
    К нам в соседство той весной
    Граф с графиней приезжали
    Из чужих краев домой,

    У графини, видишь, деток
    Был всего один сынок;
    С нашей был он однолеток –
    Так, пятнадцатый годок.

    С ним-то наша и сошлася,
    Да, как глупое дитя,
    Всяких толков набралася
    Про заморские края.

    И когда графиня снова
    Поднялася в свой вояж,
    Никому не молвя слова,
    Дуня вздумала туда ж!

    Где же ей пройти лесами!
    И большому мудрено,
    Да зимой еще, снегами…
    Так уж, видно, суждено.

    Не жилось ей, знать, на свете…
    Бог недолго жить дает
    Юродивым: божьи дети –
    Прямо в рай он их берет.

    Без нее же запустенье
    Стало вдруг в семье моей;
    И хотя соображенья
    Вовсе не было у ней,

    Хоть пути в ней было мало
    И вся жизнь ее был бред,
    Без нее ж заметно стало,
    Что души-то в доме нет…

    1853

    Примечания

    Впервые – “Отечественные записки”, 1854, No 1, с. 6, под загл. “Дурочка Дуня”, без подзаг. Настроение и в какой-то степени тема данного стих. напоминают стих. П. А. Катенина “Дура. Идиллия”, впервые опубликованное в изд.: “Письма П. А. Катенина к Н. И. Бахтину”, СПб., 1911, с. 232. Возможен общий источник, установить который не удалось. “… Майков написал небольшую поэму “Дуня-дурочка”, – сообщал Н. А. Некрасов И. С. Тургеневу 17 ноября 1853 г., – это решительно лучше всего, что он писал” (Н. А. Некрасов, т. 10, с. 199). В 1860 г. в рецензии Н. А. Добролюбова это стих. оценивается уже по-иному – как дань моде изображать сцены “простого быта” (Н. А. Добролюбов, т. 6, с. 50).

    Добрый день Оксана и читатели!
    Оксана, Ваша трактовка вызвала из памяти это стихотворение, и я его отыскал в интернете.
    Кстати, мальчиков – сирот по деревням и селам больше опекали и берегли, так как их нередко отдавали в рекруты вместо других парней из этого селения, на кого выпадал жребий при наборе в армию. Только следили, чтобы парнишка не покалечился до срока. Об этом я читал у ряда писателей
    позапрошлого века (уже позапрошлого).
    С уважением, Николай Д.

    1. Оксана Копенкина

      Николай, огромное спасибо, что нашли для меня и читателей этот стих! И в самом деле, таких детей называли юродивыми. И видимо Аленушка, которую встретил Васнецов, была такой же. Но ведь просто ребенок с тонкой душевной организацией, ребенок-орхидея. Из таких вырастают творческие люди. Очень трогательная поэма. Благодарю! Про мальчиков-сирот тоже очень важный факт. Значит, у девочек было еще больше поводов грустить.

Добавить комментарий